Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Автор Александр Рудазов

Александр Рудазов


Книги автора Александр Рудазов

Спасибо за покупку
Спасибо за покупку
Повелитель Тьмы
Повелитель Тьмы
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Людоедоед
Людоедоед
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Спящая красавица
Спящая красавица
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Шестирукий резидент
Шестирукий резидент
Он ужас, летящий на крыльях ночи! Он демон, скитающийся по самым темным закоулкам самых темных из миров! Он может вязать сразу три носка одновременно! А еще он постоянно слышит голос в своей голове, и это никакая не шизофрения… Не шизофрения, я сказал! Это верный напарник, всегда готовый помочь в трудный час. Правда, только советом. К тому же дурацким.
Рассказы из правого ботинка (сборник)
Рассказы из правого ботинка (сборник)
Существует тема, на которую писателям говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают заливать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Война колдунов. Книга 1. Вторжение
Война колдунов. Книга 1. Вторжение
Гнев. Боль. Кровь. Ярость. Под палящим июньским солнцем насмерть бьются армии враждующих держав. Серая Земля вторглась в королевство Рокуш. Идет война. Армия Астрамария Целебора Краша по-прежнему преследует отступающие войска генерала Лигордена. В то же время армия Ригеллиона Одноглазого подошла к столице Рокуша, Владеке, осадив крепость Рокат-Каста. Со дня на день ожидается возвращение герцога Креола, нового королевского министра магии, отбывшего в иной мир за подкреплением. Однако он запаздывает, и ситуация становится все более угрожающей. Война колдунов началась. И исход ее известен одному лишь Единому.
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели
Смирно, рядовой! Милостью Единого ты призван в непобедимую армию Его Величества короля Рокушского! Как тебе должно быть известно, армия серых интервентов, нагло вторгшаяся в нашу державу, потерпела сокрушительный крах. Наши доблестные воины разбили превосходящие силы противника, в чем, бесспорно, есть некоторая заслуга новоприобретенных союзников. Отныне на нашей стороне тоже есть колдуны, рядовой! Более того – нашу армию возглавил великий и непобедимый… ну ты должен знать его имя. Если не знаешь – позор тебе, рядовой!
Демоны в Ватикане
Демоны в Ватикане
Я все еще жив. Возможно, всем на это наплевать, но я действительно все еще жив. Мое имя – Олег Бритва. Я яцхен. У меня три глаза и шесть рук, я умею летать и плеваться кислотой, мои когти режут сталь и бетон, а шкура выдерживает пулеметную очередь.
Двуног прямоходящий
Двуног прямоходящий
«…Харламов вышел на балкон и закурил.
Двадцать второй день
Двадцать второй день
«Ольга с отвращением заглянула в зеленоватый аквариум. В мутной воде плавали совсем не рыбки, а какие-то омерзительные белесые червяки, похожие на длиннющих пиявок. Разбухшие туши медленно колыхаются, оставляя за собой чуть заметный студенистый след, похожий на капли жира…»
Последний великан
Последний великан
«В народе говорят, что у Чертовой Пасти нет дна. Может, так оно и есть на самом деле, но Лоренцо досужим сплетням верить не привык. Мало ли что выдумает неграмотное мужичье? Каждый вечер оставляют блюдечко сметаны домовому, перед рыбной ловлей просят прощения у водяного, у входа в лес кланяются лесному хозяину… Ну разве можно всерьез воспринимать подобные суеверия?..»
Тени не умеют говорить
Тени не умеют говорить
«Антикварная лавка разместилась в подворотне – такой темной, что идти приходится практически на ощупь. Вход освещается одним-единственным фонарем. Лампа светит тускло, постоянно моргая, грозя в любой момент потухнуть совсем.
Привидение в гостях
Привидение в гостях
«Ира вышла из автобуса. Успело стемнеть. Она и не думала, что уже так поздно.
Кого боятся маги
Кого боятся маги
«Утро. Раннее утро. Ласковые солнечные лучи щекочут глаза даже сквозь веки. С внутреннего дворика слышно журчание фонтана и детский смех.
Проклятие
Проклятие
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Миниатюры
Миниатюры
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Размер имеет значение
Размер имеет значение
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Разбитые зеркала
Разбитые зеркала
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.
Столетие, которого не было
Столетие, которого не было
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.